Loading


Текст может быть не полным

Ликвидация организации как основание прекращения производства по гражданскому делу (Тимур Данабаев, практикующий юрист)


Ликвидация организации как основание
прекращения производства по гражданскому делу

 

Тимур Данабаев

Практикующий юрист

 

Подпунктом 8) статьи 277 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее - ГПК РК) предусмотрено, что суд прекращает производство по делу если организация, выступающая стороной по делу, ликвидирована с прекращением ее деятельности и отсутствием правопреемников. Указанные ниже вопросы свидетельствуют о наличии определенных сложностей с толкованием и практическим применением в судебной практике указанной нормы права, а также о существовании различных (нередко противоречивых) подходов к ее применению. Рассмотрим эти вопросы подробнее:

1) как должен поступить суд первой инстанции, если к участию в деле привлечено несколько ответчиков, одним из которых является организация, прекратившая свою деятельность и не имеющая правопреемников? Статья 277 ГПК РК не предусматривает возможность прекращения производства по делу в части, т.е. только в отношении ликвидированной организации. В свою очередь, прекращение производства по делу полностью в указанной ситуации лишало бы требования истца в отношении других ответчиков судебной защиты, влекло бы за собой безосновательное освобождение других ответчиков от судебных притязаний истца. Полагаю, что в указанной ситуации в полной мере соответствующими ГПК РК следует считать следующие действия суда: на основании части второй статьи 167 ГПК РК суд должен вынести определение о выделении требований к ликвидированной с прекращением ее деятельности и отсутствием правопреемников организации в отдельное производство и прекращении производства по делу на основании подпункта 8) статьи 277 ГПК РК, а требования истца к остальным ответчикам рассмотреть по существу, т.е. в обычном порядке, предусмотренном ГПК РК.

2) как должен поступить суд первой инстанции в ситуации, когда рассматривается иск о признании сделки недействительной и одним из ответчиков (который являлся стороной оспариваемой истцом сделки) является организация, ликвидированная с прекращением ее деятельности и отсутствием правопреемников? Представляется, что в указанной ситуации суд не вправе рассмотреть по существу требования истца и вынести по делу решение, в том числе и в отношении ликвидированной с прекращением ее деятельности и отсутствием правопреемников организации, проигнорировав тем самым содержание подпункта 8) статьи 277 ГПК РК, что, на мой взгляд, было бы существенным нарушением норм процессуального права. Также трудно признать в рассматриваемом случае законными действия суда по выделению в отдельное производство и прекращению производства по делу в отношении ликвидированной организации с рассмотрением по существу исковых требований в отношении других ответчиков (которые были сторонами оспариваемой сделки, заключенной с участием ликвидированной организации) в силу следующей специфики, присущей рассматриваемым отношениям: оспаривается сделка и вынесенное судом решение неизбежно затронет права и обязанности всех участников такой сделки, в т.ч. и ликвидированной организации. Однако последняя с момента ее ликвидации лишилась правоспособности и уже не является субъектом правовых отношений, не может приобретать и осуществлять права и обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. В связи с этим в полной мере соответствующими законодательству в рассмотренной ситуации, на мой взгляд, следует признать следующие действия суда: полностью прекратить производство по делу на основании подпункта 8) статьи 277 ГПК РК, поскольку процессуальное законодательство не предусматривает возможности рассмотрения спора о признании сделки недействительной без участия одного из ее контрагентов, прав и обязанности сторон по сделке взаимосвязаны и не могут рассматриваться отдельно друг от друга. К примеру, именно такой подход является преобладающим в настоящее время в судебной практике арбитражных судов Российской Федерации на основании правовых позиций, изложенных в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.10.2005г. №7278/05, от 15.11.2005 N 7663/05, от 14.06.2007 N 6576/06 и в Определениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.06.2008г. №7826/08, от 14.03.2008 N 2705/08, от 28.08.2008 N 10496/08, от 05.02.2009 N 387/09. Известный российский юрист, ученый-правовед А.Н.Латыев в статье «Суд после ликвидации» об этом пишет так: «В настоящее время широко распространены иски о признании сделок недействительными. Здесь, в свою очередь, следует различать признание недействительными оспоримых и ничтожных сделок. В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК оспоримая сделка признается недействительной исключительно судом. К рассмотрению такого дела должны быть привлечены все участники этой сделки - в статусе либо истцов, либо ответчиков. Отсутствие любого из них делает рассмотрение спора невозможным, а значит, ликвидация любой из сторон оспоримой сделки исключает признание ее недействительной. Фактически это означает, что ликвидация стороны оспоримой сделки полностью нейтрализует имевшийся у этой сделки порок. Что касается сделок ничтожных, то до недавнего времени суды нисколько не смущались выносить решения о признании их недействительными, несмотря на ликвидацию одной из сторон такой сделки - участника процесса, при этом, разумеется, применить последствия недействительности такой сделки они не могли по причинам, указанным выше. Однако 11 октября 2005 г. Президиум ВАС РФ указал в Постановлении по делу N 7278/05, что спор о признании сделки недействительной (причем речь в этом деле шла именно о ничтожной сделке - по основаниям п. 2 ст. 170 ГК РФ) не может быть рассмотрен без участия одного из ее контрагентов. Таким образом, высшая судебная инстанция исключила возможность признания недействительной и ничтожной сделки, если ликвидирована хотя бы одна сторона такой сделки»[1].

3) обязаны ли суды апелляционной и кассационной инстанций отменить решение полностью или в части и прекратить производство по делу в случае если суд первой инстанции вынес решение в отношении ответчика-юридического лица, несмотря на то, что в ходе судебного заседания был исследован и документально подтвержден факт ликвидации такого ответчика с прекращением его деятельности и отсутствием правопреемников? Приведу пример, подтверждающий актуальность этого вопроса: несмотря на получение документов, подтверждающих ликвидацию одного из соответчиков (юридического лица, ликвидированного с прекращением его деятельности и отсутствием правопреемников), Специализированный межрайонный экономический суд г. Алматы рассмотрел дело № 2-17256/15 по существу и вынес решение об удовлетворении иска. Апелляционная судебная коллегия по гражданским и административным делам Алматинского городского суда, рассмотрев апелляционную жалобу по указанному гражданскому делу, постановила:

- оставить решение суда первой инстанции по данному делу без изменения,

- апелляционную жалобу удовлетворить частично, прекратив производство по делу в части исковых требований истца к ликвидированному ответчику.

Однако такие полномочия суда апелляционной инстанции предусмотрены разными подпунктами статьи 424 ГПК РК и являются взаимоисключающими, т.к. удовлетворение апелляционной жалобы с прекращением производства по делу влечет отмену решения суда согласно подпункту 4) статьи 424 ГПК РК, а оставление решения суда без изменения влечет отказ в удовлетворении апелляционной жалобы согласно подпункту 1) статьи 424 ГПК РК. В итоге вынесенное судом первой инстанции решение о признании недействительными нескольких сделок, две из которых были заключены ответчиком-юридическим лицом, ликвидированным с прекращением его деятельности и отсутствием правопреемников, вступило в законную силу, а требования истца к ликвидированной организации были удовлетворены в полном объеме, несмотря на требование подпункта 8) статьи 277 ГПК РК, обязывающего суд прекратить производство по делу если организация, выступающая стороной по делу, ликвидирована с прекращением ее деятельности и отсутствием правопреемников.

С учетом вышеизложенного полагаю актуальным обнародование высшим судебным органом нашей страны своей правовой позиции по всем затронутым в данной публикации вопросам с целью обеспечения единообразия в толковании и практическом применении судами подпункта 8) статьи 277 ГПК РК. Кроме того, рассматривая проблемные вопросы прекращения производства по делу в связи с ликвидацией организации, считаю важным затронуть проблему возможной недобросовестности отдельных участников гражданского оборота, которая может быть выражена в использовании ими права осуществить ликвидацию организации как способа уклонения от ответственности или от исполнения обязательств перед третьими лицами или государством. На мой взгляд, целям предупреждения такой недобросовестности могло бы послужить установление законодателем специального срока (от одного года до трех лет) для заявления третьими лицами требований к ликвидируемому без правопреемников или банкротируемому юридическому лицу с обязательным установлением прямого запрета (в т.ч. под угрозой признания ликвидации/банкротства недействительной) последнему заключать какие-либо сделки в указанный период времени и до полного завершения процедуры ликвидации/банкротства организации.

 


[1] http://www.juristmoscow.ru/adv_rek/1132/

 




Discovery